Зачем на самом деле Баба Яга сажала детей в печь: Страж границы и древний дух-покровитель

Это, пожалуй, одни из самых интересных героев славянской мифологии, который, перейдя в разряд сказочных персонажей, очень изменился. С нашими детскими воспоминаниями о старухе, которая вечно вредит на новогодних утренниках, мифологическая Яга имеет мало общего. Истоки этого образа исследователи связывают со временами матриархата, ей присущи многие черты женского духа-покровителя племени, и, кроме того, у нее есть одна важнейшая функция – Баба Яга охраняет границу между мирами, пропуская через нее только настоящих героев.

Страж границы

Выделяют несколько сюжетных линий, связанных с Бабой Ягой. Чаще всего она выступает как советчица-вещунья или похитительница детей. Первая ее ипостась – самая интересная. Дело в том, что этот персонаж в начальном своем значении является хранителем границы между нашим миром и царством мертвых, «тем миром», который в сказках выступает как Тридевятое царство. Сказки, известные с детства, воспринимаются как должное, и в них мы часто встречаемся с культурными кодами, смысл которых нам уже точно не ясен, хотя может, конечно, восприниматься интуитивно. В случае Бабы Яги таких знаков множество. Взять хотя бы ее жилье – странное с современной точки зрения строение – избушка на курьих ножках, которая еще почему-то поворачивается. Исследователи однозначно связывают это строение с домовиной-гробом – могильным строением на столбах. Эта избушка является своеобразным контрольно-пропускным пунктом в иной мир, поэтому герой и не может просто обойти ее, обнаружив, что она стоит «к нему задом». Повернув ее, герой, кстати, показывает свое знание определенных ритуалов.

Николай Рерих. «Изба смерти», 1905

Николай Рерих. «Изба смерти», 1905

Описание же самой Яги: костяная нога, длинный нос (который «врос в потолок», потому что она долго лежит в тесной избушке), железные зубы, странно обостренный нюх, который распознает «русский» — то есть человеческий дух, и .т.п, однозначно указывают на то, что перед нами не совсем живой персонаж. Однако это не делало его для древнего человека сразу однозначно злым. Старинные представления о смерти отличались от наших и всегда были связаны с обновлением природы, с вечным круговоротом жизни. А если вспомнить о Щурах (Чурах) – предках-покровителях, которых как раз хоронили на границе своей земли, чтобы они защищали род, то Баба Яга становится вообще очень уважаемым персонажем.

Георгий Милляр – главная Баба Яга наших сказок

Георгий Милляр – главная Баба Яга наших сказок

Дальше герой выполняет ряд также странных на современный взгляд действий — он требует для себя баню и еду. Исследователи мифов считают, что именно ритуальные омовение и трапеза позволяют ему затем перейти через границу между мирами, а сторож дает ему еще информацию, массу советов и иногда волшебные предметы. Называет ее герой всегда после этого ласково «бабушкой».

Младенец в печи

Вторая роль сказочной Бабы Яги – похитительница детей, возможно, указывает на участие этого образа в древних обрядах инициации, которые часто были связаны с символической смертью. Особенно те, которые обозначали переход человека от одной своей роли в обществе к другой. Умирая в старой ипостаси девушки, рождалась жена в новой семье (свадебные обряды полны древней похоронной символики), чтобы появился на свете новый полноценный член племени, исчезнуть должен был мальчик. Чаще всего такие обряды проводились в виде заданий, которые юноша должен был выполнить в лесу, далеко от дома. Так что, возможно, что роль Бабы Яги, как родовой покровительницы и проводника в мир мертвых здесь тоже была сугубо положительной.

Баба Яга – самый неоднозначный персонаж русских сказок

Баба Яга – самый неоднозначный персонаж русских сказок

Кстати, вопрос о ее возможном людоедстве также благополучно разрешается. Дело в том, что наиболее страшный эпизод, кочующий по многим сказкам – сажание ребенка на лопате в печь, этнографы связывают с очень распространенным у многих народов Восточной Европы обряде «перепекания младенцев». Не пугайтесь, делалось это с благими целями, и в принципе вредить детям не должно было.

Это странное на современный взгляд действие было очень распространено у наших предков. Например, ему подвергался в детстве Гаврила Романович Державин (об этом упоминает в жизнеописании классика В. Ходасевич). Одно из последних зафиксированных описаний проведения этого обряда относится к 1942 году! Человек, над которым его проводили еще, возможно, благополучно здравствует. Тем более, что делалось это всегда именно для прибавки новорожденному здоровья – чаще всего так пытались исправить – «перепечь» недостатки недоношенного или больного младенца (печь у наших предков имела огромное сакральное значение).

Обряд «перепекания ребенка» должен был добавить младенцу здоровья и жизненных сил

Обряд «перепекания ребенка» должен был добавить младенцу здоровья и жизненных сил

В разных местностях ритуал мог варьироваться, но основные моменты всегда оставались общими. Ребенка обмазывали специально приготовленным тестом (конечно, на особой воде и с массой наговоров), привязывали к хлебной лопате и трижды ненадолго отправляли в теплую (не горячую!) печь. В некоторых областях, правда, ребенка обязательно проносили над углями. В одних местах это поручалось бабушке-повитухе, в других – матери, в третьих – самой старой женщине в селении. Участниц всегда было несколько и действие сопровождалось их диалогом. Например, если обряд проводила мать, то у дверей могла стоять свекровь. Входя в дом, она спрашивала: «Что ты делаешь»? Невестка отвечала: «Хлеб пеку» — и с этими словами двигала лопату в печь. Свекровь говорила: «Ну, пеки, пеки, да не перепеки» и выходила за дверь, а родительница доставала лопату из печи.

От покровительницы до злой колдуньи

Символизм таких действий в принципе ясен – ребенка, «не дошедшего до кондиции» в материнской утробе, «допекали» в печи, которая символизировала женское лоно. То есть младенец временно отправлялся назад в «тот мир», и приходил «на этот свет» повторно, получая одновременно благословение от семейного огня. Конечно, руководить таким обрядом могли только те, кто способен открывать и контролировать границу между мирами, к которой наши предки всегда относились крайне осторожно. Со временем Баба Яга — уважаемая покровительница рода, выполняющая роль связного между миром живых и мертвых, имеющая таким образом связь с предками, превратилась в сказочное чудовище, пожирающее младенцев.

Лия Ахиджакова в роли Бабы Яги в к/ф «Книга Мастеров»

Лия Ахиджакова в роли Бабы Яги в к/ф «Книга Мастеров»

Связывают такое превращение исследователи с изменившимися укладами и верованиями наших предков. Постепенно, при отходе от матриархата и изменении отношения к смерти, этот персонаж приобрел явно отрицательные качества. Кстати, трансформация образа Бабы Яги продолжалась и в XX веке – ей стали придавать комические черты глуповатой, даже кокетливой и не обязательно злобной старушки.

Кадр из м/ф «Иван Царевич и серый волк»

Кадр из м/ф «Иван Царевич и серый волк»

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Зачем на самом деле Баба Яга сажала детей в печь: Страж границы и древний дух-покровитель