Остров живых мертвецов Спиналонга на Крите

В 1905 году, маленький островок Спиналонга, недалеко от фешенебельного курорта Крита, Элунды, был превращен властями острова в остров прокаженных. Туда свозили всех больных ужасной болезнью, проказой лепрой, спасти от которой могла только смерть.

Лепра постепенно пожирала человеческое тело, извращала человеческий облик, не делая различия между молодыми и старыми, красивыми и безобразными. Сначала медленно умирала душа – от прокаженных отворачивалась соседи, друзья, семья, затем умирало тело – мучительно и страшно. Несколько лет назад по греческому телевидению транслировался сериал «Остров», рассказывающий об истории тех, кто жил и умер на Спиналонге, но и о тех, кто, не смотря ни на что, любил, рожал детей и мечтал о жизни, которую их потомки проживут вместо них.

Краткая справка: Лепра (болезнь Хансена, устаревшие названия — прокааза, греческий элефантизм, арабская лепра, восточная лепра, финикийская болезнь скорбная болезнь, крымка, ленивая смерть, болезнь Святого Лазаря и др.)- хроническое инфекционное заболевание, вызываемое микобактериями, протекающая с преимущественным поражением кожи, периферической нервной системы, иногда передней камеры глаза, верхних дыхательных путей выше гортани, яичек, а также кистей и стоп.

Механизм передачи инфекции до сих пор точно не установлен . За последнее десятилетие во всем мире число больных проказой снизилось с 10—12 млн до 1,8 млн. В основном, лепра распространена в тропических странах, но болезнь по-прежнему широко распространена в некоторых районах Бразилии, Южной Азии (Индия, Непал), Восточной Африки (Танзания, Мадагаскар, Мозамбик) и западной части Тихого Океана.

В начале ХХ века на Крите жители местечка Плака столкнулись с проказой, о которой в книге Никоса Казандзакиса «Божий человек» Франциск Ассизский, святой католической церкви, рассказывал как о самом ужасном своем кошмаре:
«Я не могу выносить прокаженных, боюсь и смотреть на них. Как только услышу звон колокольчиков, которыт они носят, чтобы прохожие успели схорониться, так и теряю сознание».
Большинство из нас и знать не знает, что такое лепра, но на Крите истории о прокаженных до сих пор в ходу, и матери и по сей день пугают ими своих непоседливых детей. А крохотный островок Спиналонга, куда критяне изгоняли своих прокаженных давным-давно стал археологической достопримечательностью, средиземноморским раем, ежегодно посещаемым 300 тысячами туристов!

Добраться до Спиналонга можно на туристическом катере, который отплывает ежечасно из Ай-Николаоса, Элунды и Плаки: ведь бывший Остров прокаженных лежит в синем море всего лишь в 800-ах метрах от живописных берегов Крита. Некогда на своей лодке из Плаки туда перевозил прокаженных и продукты питания лодочник – настоящий Харон, доставляющий умерших в подземное царство смерти по ледяным водам реки Стикс. Статистические данные за 2009 год свидетельствуют о том, что в последние годы остров ежедневно посещают 1200-1500 туристов, и что Спиналонга является вторым по популярности и посещаемости (после Кносского дворца) археологическим памятником Крита!

Спиналонга лежит при входе в бухту Мерабелу в Ласити, и свое имя остров получил от венецианцев, оставивших свой глубокий след в критской истории: «спина» означает «колючка», а «лонга» — «длинная»: островок, превращенный ими в 1579 году в неприступную крепость, был полон колючек, и даже после турецкого завоевания Крита в 1669 году остров оставался в руках итальянцев и служил убежищем для преследуемых мусульманами христиан. Лишь в 1715 году Спиналонга стала «турецкой», а в конце 19 века критяне начали ссылать на остров своих прокаженных, пока в 1905 году остров и официально не стал «проклятым» островом, островом медленной смерти. Сначала здесь «складировали» 250 зараженных страшной лепрой критян, затем, после присоединения Крита к Греции в 1913 году – прокаженных со всей Греции, а вскоре– и со всей Европы. Спиналонга стала местом человеческого стыда, Международным Домом Проказы, как называли остров: ведь тогда болезнь считалась заразной.

«Дом проказы» закрылся лишь в 1957 году, просуществовав чуть более полувека, и последние прокаженные были перевезены в Афины, в клинику Агиа Варвара в Эгалео: страшные нечеловеческие тени, без рода, без племени, без родных, которые от них давным-давно отказались, похоронив и память о своих «нечистых» родных на Спиналонге.

Эти безобразные «тени» — «хансеники», как их называли греки по имени норвежского врача Герхарда Хансена, открывшего микробактерии лепры – не только существовали на острове, но любили, женились между собой и даже рожали здоровых (иногда) детей, которые сначала жили на Спиналонге со своими жуткими родителями, а затем «государство» стало забирать их на «Большую землю», где они опять же продолжали влачить изолированное существование, как будто бы никогда и не покидали острова. Детей прокаженных тоже называли «хансениками», и речь идет о целом поколении таких детей!

Эммануил Ремундакис встряхнул своих братьев по несчастью, доказал им, что и в нечеловеческом облике теплится душа, и что человек в любых условиях должен оставаться человеком. Дома на острове – те самые, обветшавшие, которые бросили турки, покидая Крит – были чисто выбелены, больные самы прорыли новые дороги, организовали службу по уборке острова, выстроили театр, кинематограф, открыли парикмахерскую, кофейню и из мегафонов острова к небесам неслась классическая музыка!

Люди словно проснулись от литаргического сна: они стали заботиться друг о друге, на острове открыла двери старенькая церковь Святого Пантелеймона, где служил мужественный священник – абсолютно здоровый человек, добровольно посвятивший свою жизнь прокаженным. «Братство Больных Спиналонги», основанное студентом-юристом, вдохнуло жизнь в искалеченные души и тела людей. Говорят, что сначала хансеники приняли священника в штыки: уж слишком разгневаны они были на Бога, чтобы ходить на службу. Священник пел псалмы, а островитяне затыкали уши или же покрывали пение своими завываниями и проклятиями. Прошло много дней, прежде, чем на пороге церкви появился первый прокаженный. С того вечера протекло целых десять лет, и больные до последнего дня считали своего священника «чудом Спиналонги».
Священник был не единственным «живым в царстве мертвых». На остров так же тайно приплыла и критянка Элени, последовавшая на Спина-Лонгу за своим больным мужем. Тот попытался отвратить ее от страшного шага, но Элени, вместо того, чтобы прислушаться к голосу разума, наполнила шприц кровью мужа и ввела ее в свою вену!

Мужественная и преданная женщина не заболела лепрой, но и острова не покинула и, пока был жив ее муж, оставалась с ним на Спиналонге и заботилась о больных.

Мужественный священник и мужественная Элени – не единственные, кто смог избавиться от кошмара Святого Францистка Ассизского перед прокаженными: в клинике в Эгалео больные, которые успели покинуть Спиналонгу, нашли убежище и милосердие. (Хотя и неприемлимые с медицинской точки зрения условия – они не изменились и по сей день!)

«Я живу здесь более 40 лет, приехал сюда с острова Самоса, вместе с родителями, тоже больными болезнью Хансена. Мать и отец умерли, а я потерял ногу и пальцы на руках. Но я уже здоров и даже хочу отправиться на экскурсию к себе на родной остров. Потом все равно вернусь сюда – здесь моя семья, мои друзья, здесь мы все – одинаковые, здесь о нас заботятся и нас любят», — рассказывает один из «хансеников».

Так думают почти все оставшиеся в живых прокаженные: да и куда им податься? Кто из нас не объят священным ужасом Франциска Ассизского? Кто из нас и в ХХI веке готов взглянуть без содрогания в жуткое лицо прокаженного?
О Спиналонге вспомнили после того, как в свет вышла книга Виктории Хислоп «Остров», продавшая около 1 миллиона экземпляров и переведенная на 25 языков мира. Именно «Остров» и лег в основу нового сериала МЕГА, и именно эта книга побудила многих из потомков прокаженных обратиться к запрещенным страницам истории своей семьи.

Так, один из читателей именно из книги Виктории Хислоп узнал историю своей прабабки, которая продала свой ткацкий станок, чтобы заплатить лодочнику, под покровом ночи перевозившему прокаженных на Спиналонгу: ее муж Яннис заболел страшной болезнью и должен был покинуть мир здоровых людей. Проникнуть на проклятый остров иным способом было невозможно. Яннис вернулся здоровым к себе в деревню, его же мужественная дена – умерла на острове, оставшись навечно среди прокаженных.

Другая критянка, Ирина, помолвленная в 16 лет, так и не дождалась свадьбы: ее жених заболел лепрой, и был вывезен на Спиналонгу. Она осталась его ждать, так как выйти замуж за другого ей было все равно заказано: хоть и здоровая, Ирина оставалась «невестой прокаженного». . .

Манолис Фундулакис – один из прокаженных, к которому судьба отнеслась с милостью. Он заболел проказой в 1949 году, в 20 лет, служа полицейским в Пирее. Однако, невеста не испугалась ни его страшного вида, ни самой болезни, и их брак вдохнул жизнь в изуродованное тело молодого человека. В 1955 году у них родилась абсолютно здоровая дочь. Манолис Фундулакис долго лечился в клинике в Агиа Варвара, и в качестве секретаря Общества больных болезнью Хансена часто посещал Спинаκонгу. Благодаря ему греческое общество смогло приоткрыть глаза и, хоть из-под ресниц, но взглянуть на своих прокаженных братьев.

В 1968 году немецкий режиссер Werner Herzog приехал на Крит и снял короткометражный, всего на 13 минут, фильм, который назвал «Letzte Worte» — «Последние слова». Фильм рассказывал о замечательном маэстро критской лиры, Андонисе Пападакисе, который большую часть своей жизни провел на острове прокаженных. Именно он откзался вернуться в «цивилизованный» мир после того, как Спиналонгу покинул и последний больной.

Да о какой цивилизации вообще можно вести речь! Мир людей, похоронивших заживо своих больных братьев, был не достоин внимать звукам его лиры. Колючки и ящерицы Спина-Лонги оказались гораздо милосерднее…

Кто-то назвал прокаженных «натюрмортами» — «мертвой природой». Очень метко и страшно. Но даже и не побывав на Спиналонге, не следует забывать о том, что пути Господни неисповедимы, и никто не знает заранее, уготован ему или нет путь на Голгофу.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Остров живых мертвецов Спиналонга на Крите