Исследования знаменитого Джеймса Кэмерона

В нашем мире сложно найти человека, который не слышал о Джеймсе Кэмероне, гениальном канадском режиссере, подарившем миру наиболее кассовые картины за всю историю кинематографа — «Титаник» и «Аватар». Благодаря Джеймсу Кэмерону зритель также узнал Терминатора. И кстати, интересно, что этот образ приснился Кэмерону во сне.

Но сегодня мы не будем говорить о Кэмероне как о режиссере оскароносных картин, а поговорим о нем как об исследователе. Да-да, ведь Джеймс Кэмерон не только успешнейший режиссер, но и талантливый исследователь подводного мира, активно участвующий во множестве экологических проектов. И пожалуй, одним из самых потрясающих его достижений в этой области является одиночное погружение в Бездну Челленджера на самую глубокую точку Марианской впадины.

По своей глубине она превышает высоту Эвереста (максимальная глубина 11 километров 40 метров, когда как высота Эвереста 8848 метров)! Только представьте, Джеймс — третий в мире человек, достигший такой глубины, и первый, кто сделал это в одиночку! Потрясает, не правда ли?

Но перед тем как поговорить подробнее о самом погружении, вспомним, что же представляет из себя Марианская впадина, или по-другому — Марианский желоб.

Вообще, океанический желоб — это впадина на дне океана, как правило, длинная и глубоководная. Причиной ее образования служит продавливание океанической коры под другую океаническую или континентальную кору (схождение плит).

Марианская впадина является самым глубоким желобом в мире: ее максимальная глубина составляет 10 994 ± 40 метров ниже уровня моря! В то же время протяженность желоба составляет целых 1500 км, а ширина достигает 80 метров!

Первые исследования Марианской впадины были проведены еще в 1875 году, тогда глубоководный лот отметил глубину в 8367 метров. В 1951 году исследовательское судно «Челленджер» («Бросающий вызов») зафиксировало глубину в 10863 метров, и самая глубокая точка Марианской впадины была названа именно в честь этого аппарата — Бездна Челленджера.

Советское научно-исследовательское судно «Витязь» под руководством Алексея Добровольского также внесло огромный вклад в изучении Марианской впадины, эта команда смогла установить глубину в 11023 метра. Интересно, что последние исследования Марианской впадины, проведённые американской океанографической экспедицией, показали, что на дне впадины есть самые настоящие горы… Сложно представить, какие тайны могут открыть новые и новые исследования. И да, находится Марианская впадина на западе Тихого океана, близ Марианских островов.

Ну а теперь нас ждет путешествие во времени: 26 марта 2012 года — тот день, когда Джеймс Кэмерон совершил экстремальное одиночное погружение в Бездну в рамках проекта Deepsea Challenger. Погружение было осуществлено на одноместном глубоководном аппарате, разработка которого заняла целых семь лет. Еще бы, ведь требовалось спроектировать батискаф, выдерживающий давление свыше тонны на квадратный сантиметр! Давление, от которого проминается сталь. Давление, способное уничтожить человека в долю секунды.

Инновационный батискаф, разработанный для погружения Кэмерона, напоминал большую зеленую торпеду, устремленную вниз, что было немного необычно, так как батискаф должен был рассекать воду не только по вертикали, но и по горизонтали. Немаловажно, что в команде Кэмерона присутствовал Дон Уолш, тот самый Дон, который вместе с Жаком Пикаром совершил первое пилотное погружение в Бездну Челленджера 23 января 1960 года. Стоит сказать, что Джеймс с детства восхищался Доном Уолшем, много читал о его исследованиях и, конечно, был невероятно горд участием Дона в своей экспедиции.

Как отметил Дон, батискаф «Триест», на котором он с напарником погружался в 1960 году, существенно отличался от новой разработки конструкцией и системой управления. Он подчеркнул, что главная проблема при погружении — это давление, ведь если что-то пойдет не так, то при давлении в тонну на квадратный сантиметр кабину просто разорвет. «Но там на дне, в Бездне Челленджера, об этом, конечно, лучше не думать!» — добавил Дон.

Новый батискаф, на котором Джеймс будет погружаться в глубину, проектировался и совершенствовался многие годы. Перед рекордным спуском было проведено несколько тестовых погружений, но, к сожалению, не все из них были безупречными. Первое тестовое погружение на батискафе Дипси Челленджер было совершено еще в январе.

Это было погружение всего на 18 метров — и батискаф просто безупречно справился со своей задачей. Но очередное пробное погружение было отмечено ужасным несчастным случаем. Команда Джеймса планировала отснять погружение с вертолета, но вертолет разбился, и оба человека — Эндрю Уайт и Майк ДеГрай — погибли.

Казалось, это предупреждение, судьба против их затеи, экспедицию нужно закончить. У Джеймса опустились руки. «Ради чего погибли все эти люди, ради моей идеи?» — спрашивал он себя. Но ответ не заставил себя долго ждать: «Они погибли ради открытий, ради исследований. Для этого они и жили. И они бы просто посмеялись надо мной, если бы я отступил». Было решено: погружение состоится, и даже бунтующее море не могло нарушить плана.

А пугало оно по-настоящему. Волны достигали четырех метров в высоту, прогнозы не радовали: для спуска батискафа на воду это были самые неподходящие условия. Тем не менее команда рискнула выйти в море. И не напрасно: наступило затишье, словно океан дал Джеймсу шанс.

Но впереди еще несколько тестовых погружений. Следующее погружение на 1000 метров прошло отлично. Спустя пять дней Джеймс погрузился снова — на глубину 4000 метров, глубже точки, на которой лежит Титаник.

А следующее тестовое погружение было самым сложным — глубина 8000 метров! Это даже представить трудно. И вот здесь-то и начались проблемы: с возрастанием глубины приборы стали барахлить, изображение на дисплее пропадало и появлялось снова, освещение отказывало… Чем глубже опускался батискаф, тем больше возникало неполадок. В конце концов стали глохнуть двигатели. Кэмерону пришлось сбросить балласт и остановить погружение.

В итоге в рамках теста возникло пять серьезных поломок, с которыми погружаться дальше было бы невозможно, а причиной всему была небольшая ошибка в коде. Команда Кэмерона быстро исправила недочеты, и вот блестяще совершено последнее тестовое погружение. Оно прошло просто прекрасно, правда, небольшие неполадки все же возникали, однако Кэмерон легко справился с ними.

Итак, 26 марта 2012 года, 4 утра, погода прояснилась. Экстремальное погружение в самую глубокую точку поверхности земли началось. Команда готова, Кэмерон садится в батискаф и весело машет коллегам. Джон Уолш с улыбкой на лице стоит рядом с батискафом и говорит напоследок:

«Отлично тебе повеселиться, насладись этим! Я рад, что именно ты совершишь рекорд!»

Такие слова от исследователя, зарекомендовавшего себя настоящим героем, бесценны. Вот, поцелуй жены в щеку — и батискаф закрывается. Семь лет вели к этому. Впереди — нереальная глубина.

Кстати, батискаф составляет семь метров в длину и весит тонну. Даже просто погрузить его в воду — задача непростая. Конструкция раскачивается на подводных канатах, становится гирей с огромной разрушительной силой. А потом падает в воду и практически со скоростью пули устремляется на дно океана. Поверхность воды удаляется с нереальной быстротой. «Триста метров всего за пару минут, — комментирует Кэмерон. — Батискаф несется как летучая мышь из преисподней!»

По мере погружения Кэмерон проходит все слои океана: один слой за другим. Вскоре свет исчезает, вода становится практически ледяной и очень плотной, красочный подводный мир остается где-то далеко, а здесь — темнота и холод. Но это все еще завораживающий, прекрасный мир, в котором есть свои обитатели, и нам еще предстоит изучить его.

«Все люди не могут побывать на дне Марианской впадины, но если это сделает хотя бы один, а потом расскажет миру свою историю, то все смогут почувствовать, что были там!» — сказал Джеймс Кэмерон перед экспедицией, и вот он здесь, чтобы приоткрыть для мира завесу тайны.

Вот 10000 метров позади. Вскоре батискаф освещает дно, а затем плавно садится, не всколыхнув ни облачка ила. Кэмерон замирает, почти не дышит, чтобы осознать важность момента. Семь лет проектировки и строительства глубоководного аппарата, семь лет подготовки — и вот все сработало.

«Это как высадиться на чужой планете! Здесь я самый одинокий человек в мире, без малейшего шанса на спасение в случае провала», — позже прокомментирует Кэмерон.

Но пауза заканчивается: пришло время заняться исследованиями. При помощи специальных приспособлений Кэмерон берет со дна образец ила, казалось бы, начинается самое интересное, но тут гидравлическая система дает сбой. Шланг лопается, брать анализы дальше просто невозможно.

Кэмерон расстроен, но ведь еще есть шанс исследовать поверхность Бездны Челленджера. Кэмерон направляет батискаф по горизонтали, но внезапно случается еще одна поломка: двигатели начинают глохнуть. Батискаф не может ехать прямо или назад, он может только кружиться вокруг своей оси.

Трезво оценив ситуацию и возможность новых поломок из-за огромнейшего давления, Кэмерон решает, что пришло время подниматься, иначе велик риск остаться здесь навсегда. Батискаф дрожит, приходит время сбросить балласт — и это самый ответственный момент. Ведь если случилась поломка, если балласт не удастся сбросить, батискаф не всплывет, Кэмерон останется здесь навсегда. Задержав дыхание, волнуясь, Джеймс нажимает на рычаг и чувствует, что балласт сброшен.

Океан будто отпускает смертельную хватку, начинается быстрый, стремительный подъем на поверхность с самого дна Бездны. Батискаф поднимается с глубины практически 11000 метров подобно ракете. На подъем из Бездны Челленджера до поверхности воды ушло всего 70 минут — это самая большая скорость, с которой Кэмерон когда-либо поднимался в воде.

И вот Джеймс снова на борту корабля. Его встречают как героя, еще бы, ведь погружение на такую глубину — это величайшее достижение. Батискаф Дипси Челленджер официально признан самым глубоководным изобретением за всю историю человечества, годы проектирования и разработок оправдали себя.

Несмотря на возникшие неполадки, Кэмерону удалось взять образцы пород и живых организмов со дна Бездны Челленджера, а также он смог провести 3D-киносъёмку, которая затем ляжет в основу одноименного научно-документального фильма от National Geographic Channel.

Кстати, из интересных фактов. Спонсором экспедиции были часы Rolex. Несколько экземпляров часов были установления на внешней конструкции батискафа — и они выдержали давление. Внутри батискафа также были установлены часы Rolex, та самая модель, которая была и на первом батискафе, погрузившемся на дно Марианской впадины в 1960 году.

Об океане мы знаем еще меньше, чем о космосе. Ранее считалось, что на дне Марианского желоба не может быть жизни, однако еще первые исследования показали обратное: жизнь там есть. И это далеко не только бактерии, живущие в иле Бездны Челленджера, но и плоские глубоководные рыбы, и крабы, и водные черви, а по версиям многих ученых в Бездне вполне могут жить крупные хищники, например, гигантские глубоководные акулы.

Помните, в «Титанике» Джек Доусон сказал «I am the king of the world»? Джеймс Кэмерон прокричал эту фразу на церемонии вручения Оскара. И правда, с этим трудно поспорить!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Исследования знаменитого Джеймса Кэмерона