Как Южная Корея вышла в лидеры экономики

Евгений Ким, предприниматель и основатель стартапа EZIK, разрабатывающего приложение для решения бытовых трудностей за границей, рассказал ЦП о том, как устроена инновационная экосистема Южной Кореи. Сам Ким живёт и работает в Корее с 2012 года.

В 1960-х годах Южная Корея была одной из беднейших стран в регионе, но сегодня это развитое промышленное государство, входящее в число «азиатских тигров». Её экономика является 15-й в мире по ВВП, 68% работающих граждан заняты в сфере услуг, 20% приходится на производство и 12% — на сельское хозяйство. Экономика Кореи держится на нескольких гигантских производственных конгломератах, таких как Samsung, LG, Hyundai или Daewoo.

Согласно последнему Bloomberg Global Index Innovation, Южная Корея вышла на первое место в мире по ряду ключевых показателей. Таких, как уровень научных исследований и разработок, производительность труда, уровень внедрения технологий и активность в патентной деятельности.

В Корее невероятно развиты технологии связи, в 2014 году более чем 80% населения обладали смартфонами. Около 65% пользователей подключены к сетям 4G и активно используют мобильные приложения. Большинство домов подключены к широкополосному доступу, средняя скорость интернет-связи в стране — около 50 мегабит в секунду.

При президенте Пак Кын Хе правительство Южной Кореи стало выделять миллиарды долларов на создание экономики нового типа, так называемой «творческой экономики». Задача проекта — совершенствование существующей производственной базы и открытие направлений, которые придадут новый импульс экономическому развитию. Согласно правительственным данным, только в прошлом году частное и государственное инвестирование в технологические стартапы составило 2,5 трлн вон ($2,3 млрд), увеличившись на 62% по сравнению с 2013 годом.

В 2013 году в южнокорейском правительстве было выделено Министерство науки и планирования будущего, в число задач которого входит выявление бизнес-направлений с наибольшим высокотехнологическим потенциалом. Только в 2014 году бюджет нового министерства составил $16 млрд, из которых более $2 млрд были напрямую инвестированы в технологические стартапы при посредстве различных венчурных фондов.

Правительство Южной Кореи прямо заинтересовано в том, чтобы снижалась доля занятых на работе в крупных корпорациях. Принята специальная программа мотивации и стимулирования молодых предпринимателей в целях формирования поколения владельцев собственного бизнеса. Правительство считает, что чем разнонаправленнее бизнес, тем богаче и устойчивее экономика в целом.

В число национальных приоритетов входят информационные технологии, биотехнологии, новые материалы для строительства, медицина, космические технологии, робототехника и так далее. Во всех областях, где в ближайшие годы возможны прорывы, Корея планирует войти в число мировых лидеров.

Конкурентные преимущества существующих корейских компаний хорошо известны: это опыт, развитая производственная база, квалифицированный персонал, отличная система подготовки новых кадров и государственная поддержка бизнеса. Корейцы по своему характеру очень дисциплинированный и трудолюбивый народ. И если их направить в верное русло, то можно добиваться феноменальных успехов.

До недавнего времени большинство компаний ориентировались на внутреннего потребителя (кроме Samsung и LG). Но сейчас корейские компании всё более пристально присматриваются к другим рынкам. При планировании создания новых продуктов учитывают потребительские предпочтения зарубежных аудиторий. И с радостью присматриваются к инвесторам и партнерам из других стран.

В то время как США, Израиль и Европа уже давно ввели и привыкли к понятию «глобальные инновации», для Кореи этот термин всё ещё сохраняет свою новизну. Открытие всевозможных стартапов и венчурное инвестирование является модным и престижным занятием.

К числу негативных национальных особенностей можно отнести традицию семейной преемственности в роде занятий. То есть если отец работает в Samsung, то и сын после университета старается устроиться в Samsung. Такое поведение прямо противоречит запущенным программам поощрения предпринимательской активности. Поэтому помимо агитационной части, уже запущен ряд программ поддержки для выпускников вузов, которые решаются открывать собственный бизнес.

На южнокорейском рынке во всех сферах экономики доминируют локальные игроки. Даже такие гиганты, как Yahoo и Google или ушли с рынка, не выдержав конкуренции, или вынуждены кооперироваться с местными компаниями, такими как Daum и Naver.

В корейский «Клуб Единорогов» (стартапов стоимостью более $1 млрд) входит 10 игроков. Это мессенджеры LINE и Kakao, национальный поисковик Naver, всемирно известные разработчики игр Smile Gate, Nexon и NC Soft, а также Daum, Com2US, Gmarket и Coupang. Kakao, самый популярный мессенджер в Корее, и LINE, ставший таким же лидером в Японии, осуществляют сегодня активную мировую экспансию, не только захватывая рынки в АТР, но и активно продвигаясь в Европе и США.

По прогнозам экспертов, в ближайшие пять лет ещё как минимум 10 корейских компаний войдут в «Клуб», преодолев планку в миллиард долларов. По статистике трекера Venturein, в прошлом году в Корее насчитывалось более 30 тысяч компаний, которые можно отнести к высокотехнологическим стартапам. По сравнению с 2009 годом, когда первый iPhone поступил в продажу в Южной Корее и открыл эпоху приложений, число высокорисковых стартапов удвоилось.

К причинам успеха корейских компаний можно отнести следующее: значительная поддержка со стороны правительства, хорошая инфраструктура, рост доступности венчурного капитала и запуск многочисленных программ-акселераторов. А главное, появление у местных предпринимателей глобальных амбиций.

В последние годы Корея буквально выстрелила на рынке программного обеспечения, доказав, что может производить не только «железо». Сложный и многофункциональный южнокорейский софт сегодня всё более востребован рынком и быстро монетизируются. Национальной спецификой можно назвать то, что 4 из 10 существующих «единорогов» работают на рынке разработки онлайн-игр.

Есть отличные достижения в области электронной коммерции, причем в топовом сегменте. Coupang и GMarket вошли в «Клуб Единорогов». TicketMonster был куплен Living Social, а затем Groupon. WeMakePrice и приложения по доставке Woowa Brothers и Yogiyo также приближаются к лидерам в отрасли.

Ведущая роль в вышеупомянутых достижения принадлежит университетам SNU и KAIST, которые можно назвать «южнокорейскими Стэнфордами. Из 10 единорогов по крайней мере пять имеют учредителей из этих двух вузов. А Naver, Nexon, NC Soft, Kakao и LINE были созданы компанией людей, хорошо знакомых друг с другом и вместе ходивших в школу.

Заметно странное проседание в области b2b-SaaS-бизнеса. Все ведущие стартапы так или иначе связаны с потребительскими рынками. И пока даже не видно перспективных компаний в сфере b2b.

Samsung, LG и Hyundai и другие крупные корпорации всё ещё остаются наиболее привлекательными работодателями для выпускников южнокорейских университетов. Но с другой стороны, с замедлением темпов роста мировой экономики и открытием новых возможностей «эры смартфонов», всё большее число молодых людей предпочитают создавать свой собственный бизнес, а не вливаться в строгую корпоративную среду.

Корейцы являются одними из самых активных мировых потребителей цифрового контента. При этом значительная его доля приходится на рынок онлайн-игр. Почти такой же объем трафика приходится на набирающую обороты корейскую поп-культуру, которая благодаря своему драйву, оригинальности и высокому качеству, из сугубо внутреннего явления превращается в весомую статью экспорта. Такие проекты как Viki (продан Rakuten за $200 млн) и Drama Fever также помогают корейскому феномену завоевывать мировые аудитории.

В целом, корейцы очень уважительно относятся к западной культуре, и легко поддаются моде. В стране пристально следят за последними европейскими и американскими трендами и копируют их с минимальной адаптацией. Это надо учитывать всем, кто планирует выходить на их рынок.

В Южной Корее присутствует большое уважение к известным брендам, иногда доходящее до грани культа. Поэтому ничего удивительного в том, что на родине Samsung каждый третий купленный смартфон принадлежит марке Apple. С другой стороны, вся инфраструктура Кореи рассчитана на работу с Windows и распространенность iOS стремится к нулю.

Также стоит отметить, что для выхода на рынок нужно быть готовым к языковому и культурному барьерам. Несмотря на массовое заимствование западных идей и модных трендов, общее владение английским языком находится на неожиданно низком уровне.

В целом же корейские пользователи искушённые, опытные и достаточно капризные. С этим столкнулись многие западные компании, которые приходят на этот огромный рынок, но в итоге так и не могут завоевать свою аудиторию. Даже появился специальный критерий или своеобразный знак качества: проект, получивший успех в Корее, можно смело двигать на любые другие рынки — он признан клиентами достаточно интересным, оригинальным и качественным.

Когда в Корее запускается новый проект, он не имеет права на ошибку. Например, мои знакомые запустили сервис, где пользователи могли выкладывать свои профили, делая упор на косметику и маникюр. Сервис вышел интересный, скачивания моментально перешагнули планку в десятки тысяч, но сервер не выдержал такой нагрузки и в один момент просто упал. Разумеется, ошибку быстро исправили, но уже поздно, былой популярности проект вернуть не смог.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Как Южная Корея вышла в лидеры экономики